город и горожане

Previous Entry Share Next Entry
Главный архитектор Барселоны: почему у Петербурга не получается
giper
За последние 30 лет из города рыбаков и заводов Барселона превратилась в центр дизайна, туризма и новых технологий. Почему в Петербурге не получается, «Фонтанка» спросила у бывшего главного архитектора Барселоны Висенте Гуайарта.

Истории развития Барселоны и Петербурга очень похожи. У столицы Каталонии тоже был четкий план развития, в XIX веке его создал Ильдефонс Серда. До 1975-го года Испания была под властью франкистов, и развитие города практически остановилось. А уже в 1980-х перед Барселоной замаячила перспектива проведения Олимпиады 1992-го года и соответствующих инвестиций.

С этого места и начинаются различия. В преддверии спортивного состязания город привлек около 2 млрд долларов инвестиций. Большую часть этих средств город потратил не на строительство спортивных объектов, а на реконструкцию центра, создание общественных пространств на месте заброшенных заводов и пустырей, строительство новых дорог и развитие периферийных районов для рабочего класса.

После Олимпиады возможности сократились. Ежегодно город с населением 1,6 млн жителей вкладывает в развитие инфраструктуры (транспорта, социальных объектов и сетей) около 400 млн евро. Это 32 млрд рублей. Доходы Петербурга в этом году — почти 440 млрд, Барселоны — 190 млрд рублей.

Теперь стратегия развития Барселоны строится вокруг слов «самодостаточность» и «маленькие проекты». Город превращается в сетевую структуру, где каждый район – самостоятельный центр с сильным местным сообществом, культурной жизнью, рабочими местами, рынками и любыми услугами в пешеходной доступности.


Барселонцы сами выращивают овощи – на крышах и во дворах. Устанавливают солнечные панели, объединенные в единую сеть аккумулирования и передачи энергии, и собирают дождевую воду. Правительство подталкивает горожан к отказу от личного автотранспорта и использованию арендного жилья. А в ближайшем будущем планирует добиться 90-95% переработки мусора и самостоятельного производства максимума товаров, от одежды до мебели и техники.

«Фонтанка» попыталась понять, как устроен градостроительный процесс в Барселоне, и удивилась, узнав, что столица Каталонии и Петербург используют одни и те же инструменты. Но результат оказывается таким различным.

Висенте Гуайарт (Vicente Guallart) — главный архитектор Барселоны в 2011-2015-м годах. В 1993 году он основал собственное бюро Guallart Architects, а в 2001-м — стал сооснователем Каталонского института передовой архитектуры (Institute of Advanced Architecture in Catalunya). В России Гуайарт сотрудничает с Высшей школой экономики.

– Хотелось бы начать с вопроса о развитии исторического центра.

– Для петербуржцев проблема центра — навязчивая идея. Если вы думаете о городе, вы должны думать обо всем пространстве в целом. Одновременно и о центре, и о пригородах.

– И все-таки, как найти баланс между сохранением зданий, кварталов и их обновлением?

– Проблемы Петербурга не уникальны. Через них уже прошли многие города. Я переехал в Барселону в 1987-м, тогда дома были в ужасном состоянии, в центре жило очень много молодежи и художников. Но я решил, что центр — лучшее место для жизни. Это очень разнообразная среда – можно гулять, посещать рестораны, театры. В 1980-х возникло понимание, что мы должны перестроить центр. Была запущена программа «Barcelona, be beauty» (из средств на подготовку к Олимпиаде – Прим. ред.), отреставрированы все фасады. Но главное – установлены прозрачные правила реконструкции. В центр пришли инвесторы, создавшие культурные пространства и музеи. Затем — отельеры. Теперь многие люди хотят жить в центре.

– Как вы определяете, где провести границу возможностей реконструкции — что сохранять, а что нет?

– В Барселоне установлено три уровня защиты зданий. Самый простой — фасад. Иногда, если интерьеры находятся в слишком плохом состоянии, действительно лучше оставить от здания только лицевую стену. Второй уровень — фасад и часть здания, к примеру, лестницы. И третий — полное сохранение. В любом случае, должны существовать очень понятные правила того, что именно должно быть под защитой, потому что таким образом вы создаете свободу для развития. Не стоит «замораживать» город, как это делают итальянцы. Это ноу-хау Италии — они считают, что в старом городе невозможно ничего делать. Но в Барселоне все возможно, если вы уважаете здания и город.

– На каких условиях вы отбираете проекты?

– В Барселоне существует принцип государственно-частного партнерства. Оно строится на открытом руководстве правительства и очень понятных правилах. Основная идея в том, что все проекты должны приносить пользу и для города, и для инвесторов. Если баланс нарушается, возникает спекуляция — проект оказывается выгодным только для девелопера.

– И как вы понимаете, что проект полезен для города?

– Базовый принцип — потребность в нем людей, то, что горожане начинают активно пользоваться, посещать новое место. То есть в городе появляется больше зелени, больше магазинов, туристов, больше пешеходных пространств. Все это — вещи, которые хороши для всех, общедоступны. И в этом же выгода для инвестора. Здание будет стоить дороже, если ты поможешь развить пространство вокруг него. Когда люди счастливы, когда они хотят приходить в новое место, у него появляется ценность.

– Но как при реконструкции сохранить аутентичную атмосферу?

– Нужно сохранять здания и защищать малый бизнес. Это очень важно для города. Традиционные магазинчики, рестораны создают ощущение человеческого масштаба. Также в центр необходимо привнести культурные пространства. И что, не менее важно, – начать ограничивать движение автомобилей. Машины — это то, что разрушает городской ландшафт, а идея создания целостного городского ландшафта очень важна. В Барселоне есть правила для дизайна городской мебели, террас. Но в то же время эти правила довольно достаточно гибкие, их можно обсуждать.

– Закрытие центра для автомобилей встречает довольно жесткий отпор.

– Как правило, бизнес боится ограничения движения. Предприниматели думают, что так к ним никто не приедет. Но на практике получается наоборот, если вы делаете улицы пешеходными, на них появляется больше людей, потому что им приятно находиться в таком месте. Опыт различных городов мира показывает: когда вы ограничиваете движение автомобилей, на улицах появляется больше торговли, активности и недвижимость дорожает. Москва уже начала ограничивать автомобильное движение в центре, расширять тротуары, чтобы сделать город более комфортным для жизни. Вы тоже должны найти свой баланс. Этот процесс может занять 20 лет, но направление должно быть четко определено.

– Давайте пример. В Петербурге скоростные магистрали проходят по берегам рек и залива. Набережные фактически недоступны для отдыха. Как это изменить?

– У вас есть невероятно красивая река, но, может быть, у вас слишком много машин. Посмотрите на Париж. Это хороший пример создания пляжей, оживленных общественных пространств вдоль рек. (Ежегодно в Париже на месяц перекрывают магистраль на берегу Сены, завозят песок и устраивают пляжи — Прим. ред.) Кроме того, во многих городах — в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, развиваются новые формы общественного транспорта.

– В Петербурге есть еще один острый вопрос — развитие «серого пояса», старой промышленной зоны вокруг центра.

– Эти площади нужно включать в жизнь города. Лучшие современные пространства возникают при смешении функций — жилья, мест для отдыха и работы. Кроме того, я видел очень много красивых индустриальных зданий, расположенных вдоль рек. Важно попробовать их сохранить, отреставрировать. Это тоже часть наследия.

– Каким должно быть соотношение жилья и рабочих мест в таких кварталах?

– Лучшее соотношение — это 60% жилых площадей, 30% – офисов и рабочих мест, а 10-15% – инфраструктура, коммерция и культура. Но это не строгое правило. В каких-то случаях вы можете развивать пространства для инноваций с большим числом рабочих мест — до 50%. А иногда – создавать районы для культуры, искусства и развития цифровых технологий. Тогда 70% площадей будет использоваться для культурных пространств и офисов и 30% – для резиденций. Главное – вы должны попытаться ввести новые формы производства и рабочих пространств в центр города. Это базовая идея.

– Как привлечь в такой проект инвесторов?

– Первая вещь, которую хотят инвесторы, — иметь четкое представление о развитии проекта. Нужно иметь четкий, последовательный план, стабильность и долговременную стратегию. Когда в решениях нет преемственности, нет сформулированной идеи — это самое плохое.

– Жители должны участвовать в развитии города? Могут ли они, к примеру, голосовать за проекты, высказывать свое мнение?

– Для этого есть множество способов. Вам нужно всегда находить баланс, чтобы не разрушать город. В Швейцарии люди голосуют, в Норвегии проекты развиваются очень-очень сложно и очень медленно, потому что инвесторам нужно пройти через множество дискуссий и обсуждений. В Барселоне тоже очень много внимания уделяется вовлечению и участию людей в развитии города. У нас есть комиссия качества, куда входят представители правительства. Она следит за уровнем архитектуры и дизайна проектов, контролирует, чтобы эти проекты были уместными в городской среде.

– Если здание строится на моей улице, я могу высказаться против?

– Да, у нас много таких примеров. Если девелопер делает что-то некачественное, хочет разрушить сложившийся ландшафт, строит высокое здание на красивой улице, не стоит этого одобрять. Жители иногда жалуются, что какой-либо проект плох. Время от времени пресса высказывает такие мнения. И это хорошо. Лучший способ для развития города — это обсуждать проекты открыто. Худший — принимать решения кулуарно, ради выгоды немногих людей.

– Сколько времени занимает обсуждение проектов в Барселоне?

– Проекты, которые хорошо сформулированы и презентованы, могут обсуждаться около года, один, два, три раза. В Барселоне каждый район имеет свой парламент, который устраивает такие дискуссии. И все, что происходит в городе, делается публично.

– Вы были в Петербурге уже несколько раз, встречались с руководством администрации. Каков ваш взгляд на город — в чем его проблемы или возможности?

– Проблемы Петербурга типичны для многих мегаполисов. Я думаю, что для города очень важны периферия, пригороды. Это место, где люди проводят большую часть своего времени. Вам нужно сделать эти территории удобными для жизни, привнести новые символы, идентичность и даже, может быть, привлечь туризм в эти районы. Необходимо подумать, как сконцентрировать в пригородах новые формы активности — музеи, аквариумы, как развивать места, которые могут привлекать посетителей. Это очень хорошая возможность для развития.

– Что делать, если горожане, администрация зачастую боятся новых решений, перемен? Есть ли какие-то маленькие и дешевые шаги, с которых можно начать развитие?

– Дело не в дешевизне, а в качестве инвестиций. Но если вы боитесь будущего, то у вас нет будущего. Вам нужно найти лидера, который будет готов биться за инновации. Новые решения должны быть российскими, но вы можете учиться у других городов, изучить, что они делали до этого, что сработало, что нет. Основным двигателем могут стать горожане. Если у них есть четкое мнение, они пишут статьи в газетах, студенты объединяются в университетах, то правительство согласится. Правительство не может идти против людей. Это невозможно.

Беседовала Антонина Асанова, «Фонтанка.ру» http://www.fontanka.ru/2016/06/24/181/



Posts from This Journal by “Испания” Tag


promo giper april 23, 2015 21:35 3
Buy for 90 tokens
В целях систематизации информации и для удобства навигации в моем блоге сделал список по районам. Если район для вас не важен, то сразу нажимайте на ссылку Петербург. Итак, Адмиралтейский Василеостровский Выборгский Калининский Кировский Колпинский Красногвардейский Красносельский…

  • 1
самый интересный абзац:

"Барселонцы сами выращивают овощи – на крышах и во дворах. Устанавливают солнечные панели, объединенные в единую сеть аккумулирования и передачи энергии, и собирают дождевую воду. Правительство подталкивает горожан к отказу от личного автотранспорта и использованию арендного жилья. А в ближайшем будущем планирует добиться 90-95% переработки мусора и самостоятельного производства максимума товаров, от одежды до мебели и техники."

хорошее интервью.
по-моему самый интересный абзац - последний :)

последний можно читать только с печальной улубкой на лице

> Но в Барселоне все возможно, если вы уважаете здания и город.

Этот "неформальный" вроде принцип - на деле самый важный. Культуры ухода за городом у нас не хватает. Даже реставрация превращается в уродование барельефов (недавние громкие случаи имею ввиду), чего ждать от реконструкций. А уж повседневный уход...

У зданий, которые имеют адекватного понятного собственника, есть нормальный уход и содержание территории. Все таки движение в правильную сторону постепенно происходит.

По поводу барельефов. Каким образом КГИОП, как заказчик работ, принял это безобразие?

Эт хорошо.

Да кабы я знал, как он их принял.


>>студенты объединяются в университетах

ну да, а горожане объединяются для управления домами, микрорайонами и районами... это то, к чему взывал в глухую пустоту солженицын в конце жизни.
этого в россии не будет ни сейчас, ни через 100 лет, ни через 200.

я уверен, что будет :)
я оптимист

Edited at 2016-06-27 07:34 pm (UTC)


как известно, оптимист считает, что будет еще хуже...

обратите внимание на отечественную 1200-летнию историю: даже небольшие позитивные цивилизационные изменения у нас происходили в связи с массовым заездом иностранцев с запада.

Это же насколько русофобской упоротой мразотой надо быть, что бы заявлять такое...

Объясните мне, какой это такой массовый заезд иносранцев произошел в Россию за последние СТО лет, когда из убогого аграрного колосса на глиняных ногах было создано Великое передовое индустриальное социалистическое государство, остатки могущества которого вы - его разрушители прожираете и просераете последние 30 лет?

Edited at 2016-07-22 04:39 am (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account